Какой ты, ангел?

Осень… Отжившие листья собираются скорбными ворохами, укладываются под ноги и шуршат, шуршат, шуршат свою заунывную последнюю песню. В юности осень приносит безмятежное, слегка печальное умиротворение. Печальное — оттого, что нечто, яркое и многообещающее, закончилось, но впереди ждёт что-то, чего желаешь отчаянно и неутомимо. И это «что-то» обязательно будет, потому что ты ещё юн, у тебя много сил, и сил этих непременно хватит на достижение чего угодно. Но это в юности.

А сейчас, когда она пролетела так мгновенно, так незаметно, и ты, наконец, понял, что это «чего угодно» — очередной миф, наступает странный, какой-то внепространственный покой. И тогда оживает память… Кладовые памяти неисчерпаемы. Вот первая любовь. А вот первая сессия. А вот первая улыбка ребёнка. А вот…

А вот тихий, укромный и самый дорогой уголок. Там, в этом уголке, навсегда обрели покой те, кто был мне в этой жизни так дорог. Те, что оставили меня с этой жизнью один на один. Потому что ушли. Есть среди них один образ. Образ женщины, которая не была мне никем. И была очень многим.

Странно, но я почти её не замечала. Мы так долго работали вместе, что она стала частью моей жизни. Частью неотъемлемой, привычной и удобной. Только теперь я понимаю, как самоотверженно любила меня эта чужая женщина, женщина, судьба которой была суровой и беспросветной. Женщина, которая никогда на эту судьбу не жаловалась.

Впрочем, судьбы людей, родившихся ещё до Отечественной, во многом схожи. Голод, лишения, потери… Разница в том, что одни каким-то непостижимым образом сохраняют в себе человека, другие же ожесточаются и начинают воевать со всем миром, даже если в этой войне нет никакой необходимости. И, как обычно, ожесточившихся больше.

Моя Прасковья Михайловна принадлежала к меньшинству. Трудное, скудное на радости детство, скомканная юность, неудачное замужество и монотонная, изнуряющая работа — вот и вся жизнь. Единственная надежда на счастье детей не оправдалась. Мальчики стали наркоманами. Как она ни металась по всевозможным докторам, как ни бросалась, отчаявшись, к знахаркам — тщетно. Наркотики — очень мощный враг, разве одолеть его слабой полуграмотной женщине?

Наверное, сыновья её любили. Пожалуй, даже очень любили. Так, как любят, исступленно и безнадёжно, обречённые на смерть люди то, что приносит хоть какую-то видимость жизни. Как любят то, что непременно потеряешь. В нашей больнице, среди женского коллектива, сплетни распространялись со скоростью ветра, поэтому о беде моей Прасковьи Михайловны прознали все. Обсуждали сей вопрос долго и со вкусом. Придумывали новые подробности грехопадения парней, приукрашивали рассказы якобы скрытыми фактами биографии самой матери. Люди злы. А может, не так уж злы, просто на тёмном фоне сам выглядишь светлее.

Слухи, конечно, доходили и до неё. Меня это раздражало, я вскипала и негодовала, разрываемая желанием наказать распространителей, а она… Она только виновато улыбалась, вытирая слёзы. — Ничего, ничего! — говорила она, — Собаки лают, ветер носит! Всё пройдёт, всё забудется!

Проходило. Забывалось. И никогда потом, даже в самом откровенном разговоре, она не позволяла себе грубых высказываний в адрес обидчиков. И ежели они, эти обидчики, снисходили до общения с ней, радостно сияла неимоверно синими добрыми глазами и облегчённо распахивала перед ними свою многострадальную, огромную, непостижимую душу.

Я тоже обижала её. Обижала своим равнодушием к сочувствию с её стороны, категоричностью суждений, невыполненными обещаниями… В общем, тем, что так свойственно юности. Она ждала каждой встречи со мной, каждого моего слова, а я была увлечена собой. Разве есть дело молодости до тех, кто её оберегает, до тех, кто болеет за неё душой?

И каждый праздник она ждала меня в гости перед одиноким, накрытым от всей души столом. Я забывала прийти, потом вспоминала, каялась и вновь забывала, убеждённая, что ещё успею. Потому что жизнь вечна. А смерть — это не про нас. А потом… Потом она умерла. Умерла в течение нескольких минут, наотрез отказавшись от услуг скорой помощи. Только звала меня и твердила, что её спасти могу лишь я. А меня рядом не было. Уж не помню, чем я тогда занималась, но о ней не вспоминала, это точно.

Она ушла. И тут же наступила пустота. Тихая, безысходная осенняя пустота. Словно неожиданно рухнула невидимая стена, защищавшая меня от жизненных ураганов. Застывший холодный кабинет, где на столе осталась недочитанная хозяюшкой книга, и её же очки, аккуратно сложенные рядом. И белоснежный накрахмаленный платочек… И неуклюжие каракули на клочке бумаги… И пронзительная, необъятная боль… И вина… Безысходная, неискупимая.

Пасмурно стало. Словно погас спокойный тёплый свет, греющий всё вокруг. И неуютно. И холодно… С тех пор, когда мне очень трудно, я вижу её печальную, чуть виноватую улыбку и слышу ласковые, полные любви слова. — Всё пройдёт. Всё забудется! И вновь сворачиваю свои воспоминания. И прячу их в самый укромный уголок памяти.

Всё пройдёт! Всё забудется! ]


18:20 11.06.2019



Отзывы и комментарии
Ваше имя (псевдоним):
Проверка на спам:

Введите символы с картинки:



Хотите научиться зарабатывать в интернете?

Хотите научиться зарабатывать в ...

Скажу сразу - ни о какой халяве речь идти не будет. От вас потребуется напрячь как мозг (для обучения) так и задницу (для усидчивости и упорства в достижении цели). На данный момент в интернете доволь...
Вкусные рецепты: Сочни с творожной начинкой (возможно вариант), Тыквенный суп, Десерты : "Весна-Лето 2011".

Вкусные рецепты: Сочни с творожн...

Сочни с творожной начинкой (возможно вариант)Растереть мягкое масло с сахаром и яйцами. Добавить муку, сметану, соль, соду. Все перемешать.Тесто должно получиться мягкое. Скатать из теста батон. Нарез...
Дошкольное образование: скупой платит дважды?

Дошкольное образование: скупой п...

«Не хочу учиться, хочу жениться!» — так говорил своей матери Митрофанушка, знаменитый недоросль Фонвизина. Это слова, которые кто-то из нас услышит, будучи родителем подростка и...
Одиссея 2300-х. Глава пятая

Одиссея 2300-х. Глава пятая

«Лупин» неумолимо приближался к конечной точке своего фрахта. Мы радостно выдыхали, когда проходили мимо контрольных точек Конфедерации. Всё в порядке, карантина на нас нет, полный вперёд! Чем быстрее...
Развитие бизнеса и вывод региональных предприятий на рынок Москвы.

Развитие бизнеса и вывод региона...

Не секрет, что выйти на рынок столицы нелегко. Данная проблема, и связанные с ней вопросы, постоянно обсуждаются. Связано это, прежде всего, с огромными финансовыми затратами. Не буду перечислять бол...
Хиромантия или palmistry

Хиромантия или palmistry

Palmistry – (происходит от англ. palm –“ладонь”), данная область знания представляет собой совокупность показателей и характеристик ладони(от ногтей до узоров на самой ладони) отражающих те или иные о...
Туризм и ПутешествияЭкономические статьиДом, семья, детиТехнические статьиЕда, рецептыМедицина и здоровьеОбучениеОбустройство бытаКомпьютеры и СвязьКультура, искусство, историяИнтимная жизнь
Сейчас читают:

Развивая портал:

Наш сайт является ресурсом, который включает в себя широкий каталог познавательных и занимательных статей. Каждый посетитель отыщет для себя что-нибудь нужное. Адаптированный дизайн дает возможность вам максимально быстро находить подходящую информацию. Самые разнообразные тематические статьи дают возможность вам совершенствоваться в той или иной сфере. Быть более начитанным и грамотным. Современный дизайн сайта позволяет просматривать статьи на всех гаджетах. Теперь найти нужную информацию стало просто.

Мы собрали для вас полезные и отличные статьи. На нашем сайте вы найдете ответы на необходимые для вас вопросы. Упрощенная система поиска позволяет вам мгновенно отыскать нужную информацию. Адаптированный дизайн позволяет вам просматривать информацию на абсолютно любых гаджетах. Теперь, поиск подходящей информации будет занимать у вас секунды.